«Легальная часть рынка неконкурентоспособна»

В отсутствие лицензий

– И раньше была такая непредсказуемость или это тенденция последних лет?

– Это всегда с нами, но последнее время называются какие-то гигантские цифры соблюдения этих требований, и непонятно, как их выполнить.

– Что поможет решить проблемы? Может быть, надо изменить законодательство?

– У меня такое ощущение, что зря убрали лицензирование с рынка нефтепродуктов. При нем был хоть какой-то механизм защиты – всегда можно было спросить лицензию, а если ее нет – это незаконная предпринимательская деятельность. Людей это охлаждало. Даже в шальные 90-е такого не было, лицензирование было, и все как-то справлялись.

Получение лицензии необходимо только в момент запуска АЗС, это не большие накладные расходы, и когда наше правительство пытается нас таким образом избавить от бюрократических проволочек, оно оказывает легальной части рынка медвежью услугу.

– Лицензии проверялись?

– Были соответствующие органы, они выдавали лицензию, чтобы ее получить, необходимо было сдать комплект документов, потом наличие лицензии проверялось. Да и

что плохого в проверках? Для рынка много хуже, когда на нем существуют компании, которые государство проверяет (хоть и редко), и компании, которые не проверяют никогда.

Как вы понимаете, это ведет к неравным условиям хозяйствования. Первые должны соблюдать все нормативы и тратить на это значительные средства, вторые могут делать все, что угодно. Следовательно, легальная часть рынка неконкурентоспособна.

Угроза дефицита

– Насколько стабильны сегодняшние поставки?

– Сейчас совместными усилиями участников рынка и государства потребители не чувствуют этой чехарды с периодически возникающим дефицитом то одного, то другого продукта. Последний такой всплеск по высокооктановому топливу произошел в августе.

Наличие дефицита приводит к росту оптовых цен из-за спекулятивной составляющей. Это нормальная реакция рынка на возникновение дефицита. Нормальный способ борьбы с такими скачками – стабильное и гарантированное предложение основных производителей.

– С чем связан дефицит?

– Однозначного ответа нет. Как всегда, действует множество факторов. Это колебание объема потребления, рост автопарка, ошибки в административном управлении рынком, введение технических регламентов и переход на более высококачественные нефтепродукты. Нельзя сказать, что ничего не делается для исключения дефицита. Очень многое, если не все, зависит от позиции крупных нефтяных компаний.

Перспективы

– Последнее время «Газпром» развернул большую кампанию по строительству газомоторных станций в России. Возникнет ли конкуренция между газовиками и нефтяниками и как это повлияет на рынок?

– Сейчас никакой конкуренции нет, я говорю о нашем регионе, потому что нет заметного рынка газомоторного топлива. Он должен появиться. Как это произойдет? Пока непонятно, потому что требуются очень большие затраты. Пока я слышал только поверхностные рассуждения, но если копнуть глубже, такой переход подразумевает полное перевооружение автотранспортных предприятий. Кроме того, нужно переучивать персонал. Обращаю внимание, что высокотехнологичное оборудование для компримированного газа недешево. Я могу судить по заявлениям из прессы: построить станцию может стоить до 60 млн рублей. Если речь не идет о постройке с нуля, а об установке дополнительного оборудования для заправки сжиженным газом на существующей АЗС, это, по нашим оценкам, от полумиллиона до миллиона долларов.

Если переход на газомоторное топливо – экономически оправданный проект, необходим возврат инвестиций хотя бы через 10 лет. В этом случае и мы будем готовы войти в этот рынок.

Еще хотелось бы отметить, что продажа газомоторного топлива прежде всего ориентирована на профессионалов. При сохранении нелегального рынка никакая экономика, основанная на газомоторном топливе, не будет конкурентоспособна. Поэтому для правильного развития рынка в первую очередь надо поставить всех его участников в равные условия, а это может сделать только государство.

– Может ли создание петербургской агломерации повлиять на рынок нефтепродуктов?

– Не думаю, что это существенно изменит правила, доходность, объемы реализации на рынке нефтепродуктов. Вряд ли.

– Чего вы ожидаете от отрасли в перспективе?

– Самое важное, что нужно в 2014 году – наличие нефтепродукта. Хотелось бы избежать потрясений, периодически происходящих в отрасли. Все-таки мы нефтедобывающая страна, могли бы рассчитывать, что на внутреннем рынке топливо будет всегда.

Фото: spb.aif.ru

Эксперт Северо-Запад

Младший из семейства: Isuzu NLR85A
Великий посыл: много ли шерсти настрижет российская таможня с тощей интернет-овцы?
Транспортная лотерея, или Как Леша тягач выбирал
Большегрузы идут на прорыв
Тарифы Керченской переправы отрегулирует государство